Врачи-миллионеры: фармкомпании раскрыли выплаты медработникам в России

Фото: Андрей Луковский / «Коммерсантъ»

Перемещенные ценности

РБК составил топ-20 российских врачей, получивших в прошлом году наибольшие выплаты от производителей лекарств. Эти расчеты сделаны на основе отчетов 36 международных фармацевтических компаний об их выплатах в 2017 году российским врачам и организациям здравоохранения.

Такие данные уже третий год подряд раскрывают фармпроизводители, работающие на российском рынке и входящие в Ассоциацию международных фармацевтических производителей (AIPM). Это отраслевое объединение, в свою очередь, является членом Европейской федерации фармацевтической промышленности и ассоциаций, которая обязывает своих участников публиковать ежегодные отчеты о так называемой передаче ценностей. В них, в частности, указывается, какую сумму и за какую услугу получил конкретный врач. Это может быть оплата регистрационных взносов за участие специалиста в конференции, компенсация ему транспортных расходов, вознаграждение за оказанную консультацию. Отчитаться о таких выплатах члены AIPM должны были до 30 июня.

В прошлом году 36 фармкомпаний перечислили в адрес как минимум 41 тыс. специалистов свыше 3,3 млрд руб., подсчитал РБК. При этом детально расписаны выплаты только 8 тыс. врачей — вместе они получили около 545 млн руб. По остальным специалистам информация приводится только в общем виде, поскольку они не согласились раскрывать свои данные.

Самой щедрой из опубликовавших отчеты фармкомпаний оказалась французская Ipsen — она перечислила в 2017 году российским врачам более 471 млн руб. Средняя выплата каждому специалисту тем самым составила 355 тыс. руб. Наименьшие суммы, согласно расчетам РБК, выплатили британская GSK и американская Celgene: 2,4 млн и менее 2 млн руб. соответственно. При этом минимальный средний «чек» оказался у венгерской Egis — 23 тыс. руб. при общих выплатах 75,8 млн руб. Имена 3,3 тыс. работников здравоохранения, с которыми сотрудничает компания, не раскрываются. Для сравнения: у GSK и Celgene средний платеж равняется 110 тыс. и 70 тыс. руб.

Сопоставимо с Германией

Россия является крупным и значимым рынком для международных фармпроизводителей. Это подтверждают, к примеру, отчеты американской AbbVie о передаче ценностей специалистам здравоохранения в разных странах.

В России она выплатила в 2017 году как минимум 557 российским врачам почти 54 млн руб. При этом подробно раскрываются лишь платежи 126 специалистам на 8,6 млн руб. В Германии фармпроизводитель перечислил 1,4 тыс. врачам €1,5 млн, что соответствует 99 млн руб. по среднему курсу ЦБ за прошлый год. В немецком отчете детализированы выплаты 796 специалистам на €1,1 млн (72,6 млн руб.). В Финляндии AbbVie заплатила в 2017 году 309 врачам €328 тыс. (21,7 млн руб.), из них подробно расписаны взаимоотношения с 295 специалистами, получившими €321 тыс. (21,2 млн руб.). В Польше компания профинансировала 210 врачей, из которых 80 дали согласие на подробное раскрытие информации. Выплаты составили 289 тыс. и 164 тыс. злотых, что соответствует 4,5 млн и 2,5 млн руб.

Список миллионеров

Выплаты 1 млн руб. и более получили 25 российских специалистов, причем восемь из них — кардиологи, свидетельствуют расчеты РБК. Возглавила получившийся рейтинг врач столичной косметологической клинки Professional Алена Саромыцкая, которой французская Ipsen в прошлом году заплатила (в основном за оказанные услуги и консультации) почти 3,4 млн руб. Правда, в своем отчете производитель местом работы специалиста, являющегося сертифицированным тренером Ipsen, указал волгоградскую клинику пластической хирургии «Ассоль».

Саромыцкая подтвердила РБК, что получает гонорары от Ipsen, отказавшись уточнить сумму гонорара за отдельную лекцию или участие в конференции. «Я не подсчитывала, сколько в целом получила от этой компании, — заявила косметолог. — Я сотрудничаю с несколькими компаниями, я международный тренер, вхожу в топ-10 и читаю лекции не только в России, но и за рубежом».

Подобное сотрудничество с фармкомпаниями взаимовыгодно, говорит Саромыцкая. По ее словам, в большей степени в нем заинтересованы именно производители лекарств: специалистам, к мнению которых прислушиваются другие врачи, они готовы платить большие гонорары.

Подтвердил факт получения гонораров от Takeda и AstraZeneca и руководитель сосудистого центра столичной городской клинической больницы № 51 Дмитрий Затейщиков. Он занимает в рейтинге второе место с 2 млн руб. вознаграждения. Большая часть этих денег уходит на оплату проживания и перелеты, меньшую составляют непосредственно гонорары за лекции. По словам Затейщикова, как правило, вознаграждение за одну лекцию оставляет около 25 тыс. руб. Доход Затейщикова по основному месту работы за прошлый год — 1,4 млн руб.

«Большинство фармкомпаний приглашают прочитать лекции для саморекламы, но некоторые из них, в том числе Takeda и AstraZeneca, организуют лекции для обучения других врачей, когда я, например, рассказываю о заболевании, при котором применяется лекарство компании», — рассказал Затейщиков.

Большая часть денег фармкомпаний уходит на перелеты, констатирует врач Государственного научного центра колопроктологии Алексей Веселов (шестое место в рейтинге с суммарным доходом 1,8 млн руб. от пяти компаний). Он объясняет итоговую сумму тем, что часто летает в Сибирь и на Дальний Восток. Во время поездок, по словам Веселова, он читает лекции и проводит мастер-классы по диагностике и лечению воспалительных заболеваний кишечника. Гонорар за одну лекцию — 11–20 тыс. руб.

«Дополнительная нагрузка»

Из 36 отчитавших фармпроизводителей все, за исключением «Р-Фарма», являются международными корпорациями. Между тем, согласно данным DSM Group, на российском рынке отечественные производители лекарств по своему количеству лишь незначительно уступают иностранным — 600 против 700. В 2017 году российские лекарства занимали 28,5% рынка в денежном выражении и 58,7% — в натуральном. Сколько платят врачам отечественные производители, неизвестно.

Выплаты врачам со стороны фармацевтических компаний в России запрещены еще с 2011 года, когда был принят закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», напоминает директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента столичного департамента здравоохранения Давид Мелик-Гусейнов. По его словам, сейчас, чтобы представитель фармкомпании встретился со специалистом, необходим приказ от менеджмента медицинского учреждения. Личные встречи фармпредставителя и врача практически исключены — это всегда проведение круглых столов. Но, признает Мелик-Гусейнов, фармкомпании имеют право взаимодействовать с врачами для подготовки совместных научных работ и исследований.

«Лично для меня это (сотрудничество с фармкомпаниями. — РБК) возможность доводить до дальних регионов технологии из центра, рассказывать об организации медпомощи пациентам», — утверждает Веселов. Затейщиков говорит, что сотрудничает с производителями лекарств из «интереса к научным работам».

Переключились на чиновников

Фармкомпании отошли от агрессивного маркетинга, который был свойственен рынку в 1990–2000-х годах, считает Давид Мелик-Гусейнов. Сейчас компании, которые производят рецептурные инновационные препараты, переключили свою активность на чиновников, принимающих решения о государственных закупках. Речь идет, например, о затратах на сбор доказательств, которые формируют позицию государственной системы в отношении лекарства — фармакоэкономическое досье на препарат.

Весомый процент

Выплаты фармкомпаний российским врачам могут составлять почти 1% от государственных расходов на оплату труда медицинским специалистам высшей категории, подсчитал РБК. Среднемесячная зарплата врачей-бюджетников в целом по стране составила, по данным Росстата, в 2017 году 56,4 тыс. руб., а средняя численность врачей — 566 тыс. человек. Таким образом, зарплатный фонд врачей, который брался из государственного бюджета, за весь 2017 год можно оценить примерно в 383 млрд руб.

Размер зарплаты российских врачей здесь ни при чем, нельзя сказать, что они вынуждены искать возможности для дополнительного заработка, говорит специалист Национального исследовательского центра онкологии им. Н.Н. Блохина Илья Покатаев (получил от французской Sanofi в 2017 году 1,1 млн руб.). «В соответствии с контрактом выполняется работа, за которую и платятся гонорары», — пояснил врач.

С 16 специалистами, фигурирующими в получившемся рейтинге, оперативно связаться не удалось.

Авторы:
Дада Линделл, Сергей Соболев, Мария Кокорева, Юлия Лымарь.

При участии:
Анастасия Демидова, Иван Ткачёв, Евгений Тарасенко.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: